Япония. Общая характеристика Культура Японии Современная японская школа Саппоро Сакура

Современная японская школа

Опыт послевоенной модернизации Японии вызывает особый интерес как единственный, по сути, успешный эксперимент по синтезу традиций и западных инноваций. В этой связи поучительны изменения, происходящие в японской школе, которую можно рассматривать системообразующим элементом общества, способствующего его адекватному функционированию, воссозданию культурных базовых норм и ценностей. Высокая грамотность, массовый характер среднего образования, первые места в международных олимпиадах являются свидетельством жизненности и стабильности системы, её непрерывности и преемственности. Образование всегда выступало ключевой ценностью японского общества.

Однако характеристики японской школы и воспитания часто далеки от истины. Внешняя сторона организации школьной жизни, заметно отличающийся от российской действительности, четкий порядок, престиж учителя, в первую очередь начальной шестилетней ступени, формирует стереотип её восприятия в розовых полутонах. Это особенно заметно по публикациям в российской периодической печати.

Ещё в конце 70-х годов, на фоне относительной экономической стабильности страны, ученые и практики заговорили о появлении внутреннего кризиса системы образования, о больших проблемах японской школы. При оценке образования зачастую использовался термин "запущенность образования". Прогрессивно мыслящие педагоги критиковали её зарамочность обучения, закрытость от внешнего мира. Потребовалось время, чтобы привлечь государство к проблемам образования.

Быстрые темпы социально-экономического развития в период середины 80-х и начала 90-х годов не уберегли Японию от последующего экономического спада, известного как потерянные 10 лет, роста безработицы, сокращения рождаемости и снижения численности детей, что породило серьезные социально-педагогические проблемы, которые легли на современную школу. И сегодня она выступает для определенной части детей не столько храмом науки, сколько местом повышенной социальной и психологической опасности. Жестокость школьников по отношению к более слабым сверстникам, причинение им душевного или физического ущерба становится зачастую правилом детской жизни. Это явление зафиксировано и в соответствующем понятии идзимэ — издевательство в школе. Бывает, что жертвы идзимэ оказываются на больничных кроватях. Согласно данным Национального полицейского управления количество случаев насилия среди подростков и молодежи продолжает оставаться значительным.

Не менее печальна для законопослушной Японии статистика смертельных исходов. Так, в Так выглядит современная японская школапоследнее десятилетие ушедшего столетия погибло от насилия 600 детей. Самый большой процент жертв составляют дети до 3-х лет, а виновными в более чем половине случаев являются их родные матери. Еще одним показателем кризиса в образовательном пространстве Японии следует назвать такое явление как тооко-кёхи — отказ детей посещать школу, прогулы. Так, например, за период с 1972 по 1982 годы, число учащихся неполной средней школы, прогулявших более 50 учебных дней, увеличилось в 3 раза с 7,666 до 20,165. Одной из причин этого явления учителя и родители называют страх детей перед издевательствами ровесников и старших школьников.

Для того чтобы понять причину названных явлений, необходимо осознать, что издевательство, жестокость детей по отношению друг к другу, нежелание посещать школу нельзя рассматривать лишь в отношении определенного ребенка, школы или государства. Во многих европейских странах данная проблема актуальна, а меры по борьбе с подобными явлениями вносятся в Уставы учебно-воспитательных учреждений, широко обсуждаются общественностью, принимая государственный масштаб. Так, например, английское правительство с таким распространенным явлением как прогулы детей борется с помощью полицейских органов и системы штрафов. Школьная "дедовщина", нежелание школьников посещать уроки становится серьезной российской проблемой.

Именно в начале 80-х годов в связи с новым этапом научно-технической революции, процессами глобализации возникла необходимость в кардинальной реформе японской системы Японская школаобразования. В опубликованном в феврале 1984 года докладе "Пять принципов реформы образования в преддверии ХХI века", подготовленным Национальным советом по реформе образования, были выделены следующие приоритеты: интернационализация, либерализация, информатизация, общество пожизненного обучения, уважение к личности. Разработчиками данного документа были профессора государственных и частных университетов, советники кабинета министров, специалисты смежных наук, родители, представители общественности. В этом же году выходит в свет доклад частного консультативного Совета по культуре и образованию, в котором анализируются барьеры, мешающие дальнейшему развитию японской школы. К их числу были отнесены несовершенная система вступительных экзаменов в вузы, унификация и единообразие образовательных учреждений, смещение акцента на демократические права и свободы в ущерб таких понятий как общественный долг, ответственность, значимость семейного воспитания. Созданный в это же время Специальный Совет при премьер-министре разработал стратегию и тактику реформирования народного образования. В подготовленной Советом Концепции в качестве ведущего был выделен принцип уважение индивидуальности, который должен был получить наибольшее отражение во всех направлениях готовящейся реформы. Особое внимание призывалось уделять воспитанию у подрастающего поколения умения самостоятельно мыслить и само выражаться, развитию творческих способностей, расширению выбора изучаемых предметов, гуманизации школьной жизни. Термин «гуманизация» возник в Японии в середине ХХ столетия и рассматривается как:

  • борьба за раскрепощение феодальной мысли или религиозного мировоззрения;
  • идеологическая позиция, положение, в основе которого лежит уважение достоинства человека и любовь к нему. (Кэнкюся. Русско-японский толковый словарь. Токио, 1988).

Вопросы гуманизации школы нельзя рассматривать вне понимания особенностей национального характера, особенно тех его черт, на которые обращается каждый раз, когда речь заходит о японцах: обязательность, чувство долга, учтивость, вежливость, доброта, честность, сыновняя почтительность, скромность, самообладание, гармоничность с природой.

Динамические компоненты национального характера определяют культурные, поведенческие и бытовые нормы, присущие этому народу. Культурные предпочтения японцев основаны на их привязанности к традициям как источнику моральных ценностей нации, в которых они ищут опору в постоянстве. Эти черты составляют базовую основу, определяющую сущность японского национального характера. Восприятие национального характера японцев связано с тем, что большинство иностранцев судят о нем из сложившихся субъективных представлений и впечатлений. Чаще всего они рассматриваются на эмоционально-эстетическом уровне. Однако более длительное знакомство с реальной жизнью японцев, Все японсике ученики обязаны носить школьную формупогружение в их культуру, быт убеждают, что, если не связывать школу и её социальную функцию в контексте особенностей капитализма в Японии, то можно получить неадекватное представление о ней. Как формируются черты национального характера и когда начинаются уроки жизни для маленького японца? Как и в любой другой стране их старт рассматривается с внутриутробного периода младенца и длится до смерти человека. В рамках существующей в Японии череды традиционных праздников и ритуалов есть забытая, но возрождаемая сегодня традиция на пятый месяц беременности одевать будущей матери пояс в день собаки, на седьмой день после рождения проводить праздник 7-ой ночи , когда ребенку дают имя. Посещение храма и связанной с ним традиции проведения церемонии 31 дня для мальчиков и 32 дня для девочек, празднование начала самостоятельного питания на 100-120 день, праздник первого года со дня рождения. Особенно тщательно готовятся к таким праздникам как день мальчиков (танго-но сэкку), день девочек (хина мацури), сити-го-сан — праздник детей, достигших семи-пяти-трех лет. Они позволяют сочетать чудесную игру, поэтическое восприятие мира и традиционное воспитание.

С другой стороны, такие праздничные ритуалы традиционно самой уважаемой части общества как канрэки (60 лет), коки (70 лет), кидзю (77 лет), сандзю (80 лет), бэйдзю (88 лет), соцудзю (90 лет), хакудзю (99 лет) выражают почитание, благодарность, пожелания здоровья и долголетия тем, кто сохранял и развивал национальные традиции.

Очень важным фактором гуманизации среды и образования выступают праздники, имеющие существенное и глубокое смысловое, миросозерцательное содержание (М.М.Бахтин). Выступая значимым компонентом в динамике трудовой деятельности и досуга народа они приносят их участникам глубокое эмоциональное удовлетворение, выполняя тем самым определенную психотерапевтическую роль, столь необходимую в прекрасном и яростном мире, в котором значительная часть жизни населения отдается работе.

В официальном календаре Японии насчитывается 14 праздников. Помимо этого в течение года проходит бесчисленное множество местных фестивалей, большинство которых первоначально отражали религиозную направленность, сегодня же они воспринимаются культурной традицией. Поучительного и самобытного в японском образовании немало: во все времена ему отдавалась почетная роль. Знание, мудрость, нравственность определяли богатство нации.

Система образования этой страны имеет восемь ступеней: детский сад — ётиэн (от 3-х до 6-ти лет); начальная сёгакко (от 6-ти до 12 лет); неполная средняя тюгакко (12–15 лет); полная средняя коко (15–18 лет); профессионально-техническое училище сэнмон-гакко, какусю-гакко; колледж танки-дайгаку; университет дайгаку; аспирантура дайгакуин.

Обязательность образования распространяется на детей с 6 до 15 лет. Продолжают же образование в старшей средней школе 97,3% подростков от 15 до 17 лет и 45,1% молодежи получают дальнейшее образование в университетах и других учебных заведениях.

После революции Мейдзи в Японии была создана система школ на основе Закона об образовании (1872 г.), позволившего перейти от идеи взращивания, воспитания освобожденной бедноты к идее взращивания японского народа . После II мировой войны произошли реформы, ориентированные на переход от идеи обучения народа как основы государства к идее формирования личности. За более чем столетний период страна пережила бесчисленное количество реформ в области образования, которые носили как демократический, так и либеральный характер. Основные идеи и пути реформирования школы сегодня становятся причиной столкновения политических и экономических интересов общества. Закон об образовании определяет необходимость развития у детей политического кругозора и религиозной терпимости, но запрещает при этом учебным заведениям устанавливать любые связи с политическими партиями и религиозными организациями. Учитель может только дать объективную, исторически обоснованную информацию. Говоря о взаимоотношениях религии и образования, стоит принять во внимание исторические особенности Японии. Известно, что синтоизм и буддизм как признанные конфессии, не оказывали влияния на школу, их отношения решались эволюционным путем. На уровне статистических данных количество верующих в стране почти вдвое превышают численность народонаселения.

Однако эти данные нельзя назвать объективными, ибо в традициях японской культуры в определенных жизненных обстоятельствах обращаться к синтоизму, буддизму или другой религии. Но вернемся к первой ступеньке общественного воспитания — дошкольным учреждениям. Это прежде всего дневные детские центры и сады, решающие задачи формирования навыков самостоятельности, группового сознания и социальной ответственности. Здесь начинает реализовываться идея осознанного формирования гражданина Японии. Посещает эти учреждения 1,5 миллиона детей, а главным принципом работы дошкольных педагогов становится любовь и терпение.

Названные выше задачи воспитания — не декларация. Деятельность всех дошкольных учреждений, независимо от их принадлежности к какому-либо ведомству, поставлена на рельсы соответствующей технологии. Детей целенаправленно учат анализировать возникающие в играх конфликты, помогают найти способы выхода из них, ориентируют избегать прямого соперничества, поскольку победа одного может означать потерю лица другого. Самое продуктивное решение компромисс, который достигается целенаправленной и терпеливой организацией общения и игры детей.

Такая педагогическая установка восходит к традиционным национальным ценностям. Подтверждением данного тезиса может служить Конституция из 17 пунктов Тайси (576 г. н.э.), первый из которых гласил, что самым ценным да будет гармония, а самым уважаемым — способность избежать противоречий. Известно, что японская мораль не стимулирует личной инициативности, ибо даже детское общество Девочки в школе не имеют право носить заколочки, бантики и другие аксессуары. Но как толоко они выходят из школы тутже красятся и одевают украшениядолжно быть единым. Если попытаться сравнить особенности воспитания в Японии и России, и, соответственно, особенности российских и японских детей (что само по себе весьма проблематично с точки зрения педагогической целесообразности), то можно найти много общего среди них, что не скажешь о родителях, а точнее о матерях. По меткому выражению японской прессы помешанная на образовании своих детей мать первая учит своего ребенка читать и писать. В случае его болезни она сама садится за парту популярной в японской среде репетиторской школы дзюку , чтобы дома воссоздать точную копию всех занятий. Подобное явление возникло в Японии 40 лет назад. Кёику-мамы направляли свою активность прежде всего на внешкольное образование своего ребенка (дзюку, занятия английским языком, музыкой, спортом). Происходящие в 80-е годы социально-экономические изменения, расслоение общества, воспроизводство культуры изменили возможности средне обеспеченной японской семьи. Это обстоятельство заставило кёику-маму искать временные заработки, чтобы дать ребенку дополнительное образование.

Являясь связующим звеном между домом и школой, именно мать способствует формированию у своего ребенка высокой самооценки и чувства принадлежности к семье.

Традиционно в японских семьях отцу отводилась почетная, но авторитарная роль: быть блюстителем порядка и реже участником каждодневных забот о ребенке. Гипертрофия ответственности матери при этом порождает сегодня феноменальное явление в обществе, называемое социологами общностью матери и ребенка против отца и их полной взаимозависимостью. На страницах печати широко обсуждается печальная статистика синдзю — совместного самоубийства влюбленных (термин восходит к 17 веку и связан с практикой добровольного ухода из жизни влюбленных). В современной Японии подобные печальные явления связываются с матерью и ребенком.

В экстремальных ситуациях, жена, желая отомстить мужу за невнимание к ней и детям, совершает принудительное самоубийство, лишая жизни не только себя, но и ребенка. Есть случаи совершения таких актов со стороны отцов и детей. Примеры такой взаимозависимости стали реальным фактом. Так, в 2000 году в префектуре Окаяма семнадцатилетний учащийся старшей школы, не выдержавший идзимэ со стороны своих сверстников, бейсбольной битой лишает жизни своего обидчика, затем возвращается домой и убивает свою мать. Основным мотивом убийства матери послужило желание юноши освободить её от страданий о сыне.

Во взаимоотношениях матери с детьми трудно заметить громкого требовательного или осуждающего упрека к ним в общественных местах, на улице или дома, не услышишь угроз, нотаций; нет привычки использования в воспитательных целях шлепков, подзатыльников, безобидного крика из окна квартиры по поводу возвращения заигравшегося на улице ребенка. В отличие от традиции семейного воспитания в России, детей не лишают права прогулки за какую либо провинность, а самым тяжелым моральным наказанием является отлучение от дома, даже на короткий срок.

Возникает в этой связи правомерное сравнение не в пользу домашнего воспитания большинства российских семей. Главным средством наказания в них зачастую выступает отлучение от улицы за неблаговидный поступок, принесенную из школы неудовлетворительную отметку или невыполненное домашнее поручение. Именно оно становится порой определяющим в формировании у ребенка отношения к дому как к тюрьме. Правда, дискуссионным сегодня в японской педагогической среде является проблема отчуждения детей от внешнего мира, принимаемые порой катастрофические последствия. Так, синдикат матери и ребенка не дает возможности прийти последнему к социальной свободе. И как результат дети не хотят выходить на улицу, даже общаться с членами семьи, поначалу выступают против обучения в школе, затем отказываются учиться в вузе, устраиваться на работу, оставаясь на иждивении своих родителей и в зрелом возрасте.

По данным социологических исследований таких подростков и молодежи насчитывается сегодня несколько сотен тысяч.

В домашнем воспитании японских детей достаточно популярен метод естественных последствий. Однако нельзя оценивать результаты семейного воспитания как особо успешные. Анализ реальной практики воспитания в этой стране, дискуссионных статей в периодической печати, беседы с учеными позволяют говорить о тревожной тенденции, складывающейся в образовательном пространстве. Растет инфантилизм подростков и молодежи, нежелание нести ответственность за свои поступки, неприятие какой-либо критики со стороны взрослых, особенно посторонних. Обыденным становится агрессия молодежи по отношению к людям старшего возраста, в том числе и к родителям.

По убеждению демократически настроенных педагогов самая большая проблема сегодня в Японии — взрослые. У них нет веры и убеждений. Именно поэтому они не могут передать идеалы своим детям. Предыдущее поколение было занято проблемой выживания в конкурентной гонке. Сегодня на страницах педагогической печати дискутируется проблема "Поколения без ценностей", мировоззренческой и духовной беспризорности. Именно под такими заголовками выходят статьи прогрессивно мыслящих педагогов, журналистов, представителей общественности. Особый интерес вызывают публикации на страницах одного из престижных журналов Японии Сэкай (Мир). Именно он является индикатором настроения наиболее прогрессивно мыслящей части японского общества. Подчеркну, что этот журнал общественно-политический. Однако именно на его страницах сегодня разворачивается дискуссия о современной реформе, её прожектёрстве, пустых мечтаниях, заблуждениях, хаосе. Особый интерес вызывают публикации известного профессора отделения педагогических исследований Токийского университета, председателя Оргкомитета всеяпонского общества по педагогике Сато Манабу. Являясь оппозиционером бюрократической части Министерства образования, он посвятил свою профессиональную деятельность реальной практике инновационных демократических преобразований школы. Его книги «Дизайн образовательных реформ», «Реформа из аудитории: с японо-американского места действия», «Учитель к практике самоанализа» являются бестселлерами в педагогической среде.

Важно при этом, что свою теорию он строит на основе изучения практики и собственного опыта воплощения в реальности. Известно, что до недавнего времени школа являлась для На каждый случай, для разных видов деятельности у японских школьников есть своя формаобщественности закрытым учреждением. И только сегодня можно найти ряд школ, где осуществляются пилотные исследования. В их числе и школа Хаманого, с которой сотрудничает профессор Сато. С 1999 года образовательная программа NHK («Педагогика сегодня») предложила директору данной школы г-ну Оосэ вести видеозапись всего происходящего в школе в течение года без каких-либо ограничений. Как комментирует это Сато, все внутришкольные дела стали прозрачными и открытыми для горожан и для всех педагогов нашего города. Первым шагом реформирования стали аудитории, их дизайн. Происходило освобождение от традиционных занятий, в которых центральным местом были доска, мел и учебники. Параллельно разрабатывались учебные материалы для каждого года обучения. Занятия строились в режиме интерактивного, саморефлексивного взаимодействия.

Но вернемся к обычной школе. Интересный опыт формирования личности в дошкольных учреждениях и дома помогают в адаптации ребенка к начальной школе, где экзаменационный марафон и стремление попасть в эскалаторную систему (от престижного детского сада до престижного университета) до сих в большинстве своем является нормой по всей Японии.

Первое апреля — начало учебного года и своеобразная инициация на право быть японцем, теряя при этом свои индивидуальные черты. Индивидуальность в школе, какой бы она не была яркой, не привлекает, а скорее отторгается детским коллективом. В школе должны быть все похожи, а потому нестандартный цвет ранца, форменного костюма или прекрасное произношение на английском языке дополнительный риск для его хозяина.

Примечательно, что подобное можно было наблюдать не только в школьной жизни. В известном интервью газете «Советская культура» в 1991 году знаменитый режиссер Акира Куросава обращал внимание на тот факт, что японцы в массе своей раздражительны по отношению к славе и известности другого и всегда находятся люди, которые видят дефект даже в самом совершенстве. Сказанное ещё раз подтверждает наличие установки общества на всеобщую унификацию и стандартизацию. Стандартизации подлежит не только одежда, школьные принадлежности, но и мысли. Все это хорошо ложится в концепцию счастья, формула которой достаточно ясна и стратегически выстроена: кто хорошо учится, строго следует поставленным задачам, тот сможет поступить в престижный университет, а, значит, в будущем окажется в престижной фирме, заняв хорошую должность.

Знакомясь с реальной практикой обучения в японской школе, обсуждая её проблемы с учеными в области образования убеждаешься, что такой живой социальный организм как школа невозможно оценивать однозначно. Нелицеприятная критика рамочности обучения, жесткой экзаменационной системы не могут зачеркнуть достижения японской школы. Многое изменяется в ней. Значительное увеличение часов на изучение родного языка и каллиграфии, введение нового предмета «Интегрированное обучение», акцент на выявление и развитие способностей детей, открытость школы для всех, ориентация на обучение международному пониманию — вот далеко не полный перечень позитивных сдвигов в японском образовательном пространстве. Меняется отношение и к содержанию и технологии обучения иностранного языка, особенно английского. Актуальность английского языка и его изучения стала темой длительного обсуждения на правительственном уровне. В прошлом дискутировался вопрос введения английского как второго государственного языка. Думается, реакция демократической части общества, особенно педагогической общественности, в определенном смысле приостановила ход решения достаточно сложного вопроса. Ученые сегодня убеждают своими исследованиями, что причина слабого знания английского языка студентами и школьниками связана не с методикой его преподавания, а проблемами изучения родного языка, несформированности грамматических и логических знаний.

Неизменным остается профессионализм учителя, особенно начальной школы. Его подготовка длится в течение шести лет и не имеет аналогов в мире. Получить право быть сэнсэем не просто. Для работы в школе необходимо высшее образование и достаточно сложная экзаменационная проверка в несколько этапов. В процессе этих испытаний прежде всего подтверждается способность соискателя на должность учителя быть в глазах детей примером в различных областях знаний, в том числе в музыке, живописи, спорте. Помимо профессиональных знаний, умений и навыков, учитель должен быть безупречно нравственным, образованным, иметь спортивный разряд, владеть пером и кистью, играть на музыкальном инструменте. Известно, что дети начальной школы овладевают навыками игры на пианоле и флейте. Роль учителя не сводится только к решению проблемы содержания и методов обучения, ибо японская школа не гарантирует своим ученикам уровня знаний, необходимого для поступления в университет. Главным является умение жить с детьми , формировать у них способность к взаимопомощи, приучать их к самоанализу, достигать согласия и гармонии в классе. Сотрудничество на уроках является условием успешности обучения. Обращает внимание практика реагирования детей на удачные ответы их товарищей во время решения сложных задач урока. Эта реакция выражается в эмоциональном отношении и аплодисментах. Согласие и гармонию в группе обеспечивает учитель.

Отличительной особенностью является и тот факт, что для японского учителя все дети равны, нет среди них сильных и слабых, а есть ленивые и прилежные, а потому даже для тех детей, кто объективно отстает от программы нет специальных занятий, как, впрочем, и для особо одаренных. Идея необходимости классов или школ для одаренных детей дискутируется в педагогических кругах. Оригинальна и непривычна система оценки знаний школьников. Не принято публично сообщать об успехах и неудачах детей. Информация о продвижении ребенка есть в личном журнале сэнсэя, а похвала или замечание сообщаются каждому ребенку индивидуально. Зачастую учитель хвалит в классе отдельных детей за прилежание. Свое отношение к работе каждого он отмечает и в ученических рабочих тетрадях, рисуя на полях определенные знаки.

Эффективность обучения усиливается оригинальной организацией работы каждого учителя. Среди множества учебных дисциплин есть в японской школе и такой предмет как моральное воспитание (дотоку кёику) и специальная деятельность (токубэцу кацудо), которые являются ядром воспитательного воздействия. Содержание этих дисциплин реализует идею формирования у детей навыков жить в гармонии с окружающим миром. Не последнее место занимает работа над такими типичными этикетными словами как «извините», «простите», «очень приятно» . Детей учат использовать названные слова в повседневном общении не тогда, когда обидишь кого-то, а в тех случаях, когда не делаешь ничего плохого по отношению к другому. «Извините» выступает условием комфортности общения как детей, так и взрослых. Технология проведения уроков морального воспитания разнообразна: неформальное общение за двадцать минут до начала уроков, обсуждение проблем за обедом, рефлексия прожитого дня после уроков. Порой учителю достаточно прочитать старинную притчу, чтобы актуализировать перед детьми возникшую проблему. Темой для обсуждения может стать типичный случай из обыденной жизни, проблема преодоления трудности обучения, вопросы здоровья или защита общественной морали.

Для детей начальной школы определено 28 тем, которым отводится 1 час в неделю. Содержание специальной деятельности связано прежде всего с формированием трудовых навыков: забота о животных, выращивание цветов на школьных клумбах, уборка классной комнаты, сбор мусора на улице и другие виды общественно-полезного труда. Характерно, что формирование экологического сознания ребенка начинается с привычных мелочей: как сортировать мусор, почему нельзя складывать металлические отходы с бумажными и т.д. Этой проблеме посвящены не одна страница учебников. В периодической печати можно встретить мнение о том, что морально-этические принципы, рассматриваемые на этих уроках звучат красиво, но они запрещают делать то, что хочется , ограничивая свободу ребенка и его активность.

Стремление к улучшению и реформированию Японии актуализировали проблему имиджа страны. Превратить безликого гиганта в страну, имеющую лицо в международном сообществе — такова задача реформаторов Японии. Именно это обстоятельство, по мнению японских социологов, определило не столько изменение действующей системы образования, сколько пересмотр представлений об образовании, в центре которого должна быть поставлена индивидуальность. Желаемый образ японца сегодня — стабильная и сильная личность , способная защитить себя, иметь свою точку зрения и защищать её, уважая при этом достоинства оппонента.

Резюмируя выше обозначенные особенности японской школы и её проблемы, следует выделить основные факторы, способствующие её гуманизации: демократические реформы в образовании (со времен 2-ой мировой войны это третья реформа), создание открытых школ, внедрение концепции непрерывного образования (пожизненного обучения), введение интерактивного обучения , практика обучения международному пониманию, переход к пятидневной школьной системе, разумное сочетание традиций и новаций, ориентация на развитие индивидуальности.

Т. Л. Павлова, профессор, заведующая кафедрой педагогики Государственного педагогического университета, президент новосибирского отделения общества «Россия Япония», стажер-исследователь Хоккайдского госуниверситета (Япония).

Вверх